Эдэльвен (back_to_elfing) wrote,
Эдэльвен
back_to_elfing

Categories:

Мир победившего коммунизма. Глава 5.


Маша приходила в себя после школы...

Когда урок философии идёт после урока истории, в голове появляются изрядно странные мысли. Ну вот например… Просто удивительно, как противоположности рождают друг друга! Ничто не было так далеко от текущего общественного строя как общество периода Промышленной революции, но именно тогда – не раньше и не позже - впервые появились фундаментальные труды и даже безумные эксперименты по построению коммунизма. Строить коммунизм в безграмотном голодном обществе! Первое правило социального устройства, которое проходят на обществознании: накорми и обучи – тогда только пытайся требовать человеческого поведения, тогда только требуй этичности и законопослушности. «Голодный» не имея возможности получить свою еду, будет обогащаться за счёт других даже ценой собственной жизни – это биологический закон, который может массово нарушать лишь современный человек. Ведь как можно требовать этики от дикаря, не умеющего читать даже свою простенькую религиозную книжку?
Маша с трудом могла себе представить тогдашнее значение термина «голодный». Даже если ты налегке ушёл в тайгу и заблудился – к тебе по маяку прилетит коптер с пайком и пледом и будет анализировать твоё состояние, пока не придёт помощь. Но в учебнике на удивление ни слова о коптерах, хотя аппарат, способный носить по воздуху аж человека к началу двадцатого века уже появился. Не мог же он появиться раньше?
Допустим, не было коптеров… да и проблема вроде как была не в логистике… но даже если совсем неурожай, если вообще ничего не засеять, наконец, – всегда же можно сделать синтетическую еду! Странное время. Только бы не проболеть и его, а то придётся потом несколько часов пересматривать документальные фильмы. Не то что бы фильмы были скучными – обычно нет, но очень становилось неуютно от этих кадров. Куда милее были большущие книжки с бумажными картинками, изображающими эволюцию той или иной области жизни: вот - дома, а в этой – одежда, а там – транспорт. Всё совершенно удивительное, особенно с 18 по конец 21 века. Вот одежда… она становилась всё красивее, пока не стала непригодной для носки, а подходящей только для декорации. Потом резко стала совершенно уродливой, но удобной как никогда, вернувшись к нормальному виду лишь с началом коллективного пользования ткацко-покрасочным оборудованием. Какой же там норматив сейчас? Один комплект станков на сто тысяч населения? Или на триста тысяч? Где находится ближайший микропроизводственный цех, помнит всякий, кто умеет нормально писать программный код и уже дотягивается до рубильника (ох, как тяжко было с её ростом в десятилетнем возрасте!). А вот где находится соседний, обычно узнают в средней школе накануне контрольной по местечковой географии.
Маша взглянула на свою юбку – предмет гордости. По подолу было пришито То Самое Кружево, которое ещё в начальной школе она нарисовала на планшете станка и сама опустила рубильник, вбросив монеток на три метра (монетки можно было получить в другом автомате, предъявив документ). Кружево, конечно, пришивала мама. И к кармашкам - тоже.

По пути домой Маша задержалась у пруда с лилиями. Через пятнадцать минут вдыхания ночных ароматов планшетная карточка с нейросетью пиликнула, что разряжена. «Никогда такого не было, и вот опять» - пронеслось в рассеянной голове, всегда забывающей вовремя выполнить не ежедневные действия. Конечно, никакой зарядки у лавочки в сумрачном парке не торчало – это был крохотный, не больше гектара, заповедник, оберегаемый от светового загрязнения и поэтому обделённый привычными элементами инфраструктуры.
Последующие пять минут Маша вдумчиво крутила механическую зарядку в виде шестерёнки на боку устройства – этого хватит ещё на час пассивной работы. «Киберпанк» откуда-то всплыло загадочное слово - видимо, из очередного сказочного фильма или клипа любимого исполнителя. С чего бы вдруг?

------------------------------------------------------------------
Я не стала убирать под замок эту главу, потому что почти вся она - в чистом виде моё отношение к двадцатому веку с его экспериментами и к претензиям моих современников к недалёким предкам.

ЗЫ: если моя нейросеть напоминает вам что-то до боли знакомое, скорее всего, вы смотрели один польско-китайский сказочный сериал. Автор либо гений, либо гениальный педагог, потому что тогда я поняла сильные и слабые стороны коммунизма, смогла принять его со всеми ошибками и начала думать, как скорректировать систему, чтобы она работала лучше нынешней. Сериал пришёлся на детей в возрасте от Шульман до меня, так что когда мы захватим мир, вы получите настоящую утопию :-)
Tags: авторское, моя философия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments