Эдэльвен (back_to_elfing) wrote,
Эдэльвен
back_to_elfing

Category:

Я далека от политики, но политика подобралась слишком близко!

Мне вчера впервые в жизни захотелось... нет не стукнуть друга-Мотихито, а врезать так, чтоб с ног повалился и ещё потом неделю с фингалом ходил. Не знаю, как я сдержалась - может Илюшино благотворное влияние.
Я дала человеку почитать о нижеприведённом задержании, на что получила совершенно тролльский сучий ответ, что "ну и что? Вот такого-то тоже просто на улице схватили". "Кто это? Тоже совсем на ровном месте?" - заподозрила я неладное - "Такой-то деятель во Франции при таком-то короле; схвачен по приказу короля". При короле, блять! Мне в 21 веке предлагают в качестве аргумента за то что "так и надо", то что так же поступали (точнее, однажды поступили) в варварские времена двести лет назад при вообще другой форме правления и в отношении настолько активного гражданина, что его учебники истории помнят (к былым задержаниям Немцова я отношусь спокойно)! И это было только начало разговора...

Для тех, кто (не помню кто) на днях со мной спорил о законности митинга: "Шествие было законным: власти были уведомлены и не предоставили отказа в течение 3 дней, что делает мероприятие согласованным в законном порядке (о чём есть решение Конституционного суда: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_142234/92d969e26a4326c5d02fa79b8f9cf4994ee5633b/). Чиновники и сотрудники полиции, объявившие шествие незаконным, должны быть привлечены к уголовной ответственности в соответствии со ст. 149 УК РФ (Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них)." (с) тот красавчик с фотографии, которого Виталик называет Холмским

Оригинал взят у v_himera в «Есть такая профессия – Родину зачищать» (с) общие знакомые; Москва, автозак
Тут тэг «политика» (в тэги не ставлю – вдруг интересно широкому кругу).

Законные требования полиции
    26 марта около 16.20 я вышел из переулков на Пушкинскую площадь, где вход в метро «Чеховская». На тротуарах – на этом и на противоположном у кинотеатра – были люди. По дороге движения машин не было, но и людей не было. Вдоль тротуаров метров через пять друг от друга стояли оранжевые машины коммунальных служб. Далеко справа ОМОН оттеснял большую толпу к бульвару. Несколько человек, и я в том числе, перешли дорогу, и тут на нас справа набежали омоновцы.
    Двое полицейских схватили меня сзади и попытались повести. Я сказал, что они должны представиться и назвать причину обращения. Мне завернули руку (в меру, без фанатизма – я всё ждал, что вот сейчас завернут до упора, но этого не было), положили на асфальт и поставили сверху ногу.
    Через полминуты подошли новые, подняли:
    – Пошёл!
    – Вы должны представиться и назвать причину задержания!
    – Пошёл, сука! (средней силы тычок в корпус)
    – Не пойду: согласно статье 14 «Закона о полиции» вы должны представиться и назвать причину задержания, объявить мне о моих правах!
    Несколько омоновцев потащили меня волоком за плечи. Через метр я сообразил, что ботинки будут сохраннее, если с асфальтом контактируют подошвы, а не бок, ещё метров через десять меня подхватили за ноги новые омоновцы. Всю дорогу я методично озвучивал требования закона, которые они должны выполнить.
    Тут набежали корреспонденты, корреспонденты… Крупнее не покажу, я не очень-то вышел :) А в «Нью-Йорк Таймс» ещё хуже! :)
345

    Лучше полюбуйтесь на летящего Холмского:
347

Дегуманизация и «Стокгольмский синдром» -1
    Перед автозаком положили на землю, один поставил на меня ногу, другой встал целиком, переминаясь с ноги на ногу. Тут замечу банальное, но важное – везде есть люди хорошие и плохие, и когда один в этот момент пинает лежащего ногой в бок, другой одёргивает его «Да ладно, оставь его». Ещё один (или тот же?) подобрал и бросил на меня ключи, которые из меня по дороге выпали.

«Поехали!»
    В автозак я тоже не стал заходить ногами до соблюдения процедуры, меня положили. Было 16.30. В наш автозак угодило больше 30 человек (многие стояли), и мы бодро, два раза чуть не устроив ДТП, зато с сиреной, погнали по Москве. В дороге нас непрерывно фрустрировал один из задержанных – огромный рыжий парень с лицом бухого Ильи Варламова и темпераментом Джигурды. Он непрерывно орал полицейским разнообразный бред сивой кобылы, вроде: «Эй, эй!!! А знаешь, кто изнасиловал Липницкую и похитил у неё удачу?!!!» «Давай поехали, а?! Эй, Гагарин!!! Поехали!!!»
    В редких долгожданных паузах два древних мудреца, даже пророка наиболее продвинутые задержанные давали юридические консультации.
    Этот автозак был с окнами, можно было смотреть, где едем.

Битва при мобильнике
    Привезли в ОВД «Богородское» (это метро «Бульвар Рокоссовского»), на выходе из автозака стали отбирать мобильные телефоны. Протокола о задержании всё ещё не было, юридически мы в этот момент были, наверное, похищены неизвестными в полицейской форме :) У меня телефон выпал ещё раньше, поэтому я не использовал повод попрепираться. Холмский же телефона не отдал, спрятав в недра одежды. Его загнали обратно в автозак, а потом туда ввалилось несколько полицейских, и Холмский акцентированно громко спросил «Почему вы меня бьёте, перестаньте!» (позже мы узнали, что к нему применили болевой приём).
    Я громко вопросил «Что там происходит?!» и пошёл к автозаку. Полицейский загородил мне дорогу и велел: «Вернись на место!». Я сказал: «На наших глазах происходит правонарушение! Мы обязаны его предотвратить! Давайте все туда пойдем и разберёмся, что там происходит!». Не то, чтобы все радостно пошли на штурм автозака, но некое движение по толпе прокатилось. Тут Холмский в форточку автозака сказал, что уже всё нормально. Наше ли вмешательство помогло (что вряд ли – из автозака так себе слышно, что там снаружи), сам ли Холмский их застроил – телефон ему оставили. Он стал единственным нашим средством связи, вот он снимает из автозака:
348
    Тут был тонкий кармический момент прижизненного воздаяния, когда полицейский после этого выдернул меня из группы в 12 человек, заходящей в ОВД «Богородское», и вернул в группу, которую собирались везти дальше, в соседние ОВД. Видимо, по тому критерию, что я проблемный (ни одного человека, которые могли выглядеть в глазах полиции как проблемные, в «Богородское» не взяли). Именно так я попал в ОВД «Метрогородок», вследствие чего в конечном итоге и получил штраф вместо ареста. Из «Богородского» все пошли под арест.

Три часа в резервуаре
    Мы остались стоять у автозака. Я предусмотрительно взял с собой зимнюю шапку, тёплый вязаный шарф и варежки вдруг Майдан, а я без шапки.Через полчаса уже надел – сгущались сумерки и отчётливо холодало. Мы стояли толпой в 20 человек перед крыльцом ОВД, нас охранял отдельный полицейский, иногда отводя в специальный угол двора, где курящим разрешалось покурить. Территория ОВД была огорожена сплошным забором с колючей проволокой вверху, у КПП стоял автоматчик. Похолодало примерно до нуля, легко одетые люди попрыгивали с ноги на ногу.
    Плюс – со временем за КПП собралась какая-то группа поддержки (в щель ворот был виден даже священный стяг Белой Гвардии российский флаг), и полицейские принесли оттуда первые передачи: хлеб, нарезку сыра-колбасы, воду. Свежие калории были более чем кстати.
    Так нас продержали с 17.40. до 21.00.
    Никаких протоколов составлено не было, нас опять погрузили в автозак и повезли в следующие ОВД. Меня и ещё 9 человек выгрузили в ОВД «Метрогородок», а оставшиеся (в т.ч. гиперактивный рыжий) поехали на край света, в ОВД «Гольяново».

«Метрогородок»
    Начало обнадёживало: нас завели в тепло! начальник ОВД сказал нам речь, что все всё понимают, давайте быстро конструктивно оформим и разойдёмся. Сомнения закрались, когда он в лицо стал отрицать норму «Закона о полиции» про звонки, которую я ему зачитал с распечатки. А потом он ушёл, к проходной подъехали адвокаты, и их не пустили, потому что тут задержанных нет. Но у нас оставался один телефон, потому адвокаты знали, что мы есть, а мы знали, что и к нам не пускают, нарушая закон.
    Передачи тоже не пропускали.
    Всех попытались сфотографировать и снять отпечатки пальцев, я отказался, и меня поуговаривали вплоть до схемы «добрый и злой следователь». Однако даже не ругались, хотя соврали, что уже заводят ещё одно дело за отказ.
    На всех часам к 23-24 написали одинаковые протоколы. Согласно рапортам полиции я (как и все остальные 9 человек), «пытался прорваться через оцепление сотрудников полиции. На неоднократные требования сотрудника полиции прекратить противоправные действия не реагировал, продолжал прорываться через оцепление.» На всякий случай проговорю, что все требования сотрудников полиции, которые я слышал (будь они обращены ко мне или ещё к кому), процитированы в начале поста.
    Протокол был по ст.19.3. («неповиновения законным требованиям полиции»). Это штраф от 500 до 1000 рублей или арест до 15 суток. Зато это не та статья, по которой по «Закону о митингах» из 3 административных делается 1 уголовная, как Ильдару Дадину.
    Я вписал в протокол, что отказываюсь комментировать, ссылаясь на 51 статью Конституции и ввиду незаконного недопуска ко мне адвоката.
    Вопреки обычной практике, по домам не отпустили, а оставили на ночь, чтобы завтра везти на суд. Отобрали все вещи, кроме одежды, и развели на две камеры.

Сухие факты, сухие пайки
    Камеры были 2-местные – в нашу поместили шесть человек, в соседнюю четыре. Как сказал один из полицейских, «у меня тут пятнадцать узбеков нормально умещаются: заходишь утром – они все на полу спят».
    Камера такая: 3 на 3 метра. Две сколоченные из досок лежанки. Уступ вдоль стены, на который можно поставить, например, стакан, а тарелка уже высовывается. Темно: слабенькая лампочка над дверью, оконце под потолком, закрытое листом железа с дырочками. Очень душно – может, вентиляция и вытянула бы тут двух человек, но не шестерых.
    Это было уже к двум часам ночи. Кто сидя на этих лежанках, кто полулёжа, мы наконец забылись сно/ дверь лязгает, и в четыре часа утра начинают выводить на допрос к следователю Следственного Комитета. Длинный поджарый чел, что-то вроде Прохорова, только деловито-энергичный, а не размазня. Допрашивали в статусе свидетеля по неназванному уголовному делу. Я сразу же предупредил, что буду брать 51-ю статью, особенно ввиду незаконно недопущенного ко мне адвоката. Следователь на удивление легко согласился, и я вписал это в ответ на все четыре странных вопроса. Вроде как (в первом и четвёртом не уверен): «По какой причине вы оказались в месте проведения несанкционированной акции?», «Применяли ли к вам сотрудники полиции насилие?», «Применяли ли вы насилие к сотрудникам полиции?» и «Есть ли у вас татуировки и шрамы?». Потом я поставил прочерки во всех местах, которые нашёл, даже слева и справа от подписи и даты.
    Попав обратно в камеру, снова засну/ дверь лязгает, и в шесть или семь часов утра начинают выводить знакомиться с делом и расписываться там и сям. Меня ещё попрессовала дамочка в чинах, у которой, мол, есть распоряжение снять со всех задержанных отпечатки пальцев, поэтому я тут буду у неё сидеть до тех пор, пока не сдам. Задавала интересные вопросы про жизнь и вообще, но обстоятельных ответов слушать почему-то не хотела :)
    Надо сказать, что спросонок некоторые наши подписали лишнего: например, что они копию протокола уже получили (и, конечно, после этого они никакой копии не увидели: «Кто вам обещал? Так это не ко мне. Она сейчас вообще не на дежурстве»).
    Кормили так:
    На завтрак, обед и ужин дали одинаковый сухпаёк:
- пластиковая ложка и тарелка, салфетки, микропатетики соли и сахара,.
-консервы «Перловая каша с говядиной» (это что-то с чем-то: я настроился на лишения и одну такую съел. На вкус как концентрированный дым Отечества, но не дым, не сладок и не приятен). Один экземпляр вынес как сувенир, могу дать попробовать.
-консервы «Паштет печеночный» из «субпродуктов пищевых: печень говяжья, мозги» – жирная умеренной съедобности хрень.
-твёрдые безвкусные крекеры, 6 шт (нормальные – они и в жизни такие безвкусные).
-ягодное пюре (нормальное, на вкус как в посредственной школьной столовой).
-концентрат фруктово-ягодный – потенциально для разведения кипятком в напиток.
-чайный пакетик – потенциально для заваривания кипятком.
    Вдумчивый читатель уже заметил ключевое слово «потенциально» – в качестве питьевой воды нам предложили холодный кран в умывальнике (хотя в здании был минимум один кулер). Передачи нам полицейские не пропускали. С большим трудом удавалось уговорить охрану время от времени делать нам кипяток – но этого не хватало. В принципе, воду из крана в Москве можно пить – хотя небольшие риски тут есть, особенно весной, когда всю грязь смывает в водозаборники. У нас некоторые пили, проблем не было.
    Были и плюсы:
-не было насекомых, а то мы тревожились.
-в туалет нормально пускали ходить, если достучаться.
-тепло.
    Днём к нам добавили седьмого: азербайджанца перед депортацией, который выглядел и вёл себя не как азербайджанец, а как аристократ в изгнании. По-русски не говорил. Если бы мы были на РИ, это бы точно оказался агент центра «Э», а так вряд ли.
    Постепенно стало понятно, что сегодня нас на суд уже на повезут.
    К вечеру 27-го в узкое оконце под потолком камеры пробился лучик солнца, и лёг на стену, высоко, только рукой дотянуться.
    Следующей ночью азербайджанцу пропустили передачу, и он накрыл поляну! Там была вода! и хлеб, и ещё что-то. Было круто. Потом уже и нам передачу пропустили раз мы всё равно едим.
    На вторую ночь мы сплели циновку из картонных коробочек от сухпайка, а охрана дала нам 2 матраса, которые мы положили на пол. Так все смогли спать лёжа, хотя многие «валетиком».

Дегуманизация и «Стокгольмский синдром» -2
    В одну из смен был у нас охранник, лощёный румяный мальчик, кровь с молоком. Он нас не баловал – достучаться до него удавалось не каждый раз, кипяток приносил редко и с явной неохотой, говорил высокомерно. Когда мы нажаловались заглянувшей девушке-общественнице на все условия содержания, он сразу, как только та ушла, сказал одному из нас «Х.. вам теперь, а не кипяток!». Через пару часов всё-таки дал. У нас его прозвали «Маленький Геббельс».
    И вот я думаю.
    То ли это фашисткая сволочь, и надо теперь на него наехать. То ли человек как человек, не без проблесков милосердия, который совсем не так нас прессовал, как ему велели, а естественный человеческий порыв в негатив всё же преодолел. Может быть, даже вырос над собой.
    И вот разберись тут.

Суды
    Наконец, рано утром 28 марта нас вывели и загрузили в автозак. Стояла зима, я продвигал старую шутку «Снег решил, что пора валить».
    Кому-то передали в батоне хлеба записку со словами ободрения. Он её изрядно пожевал, кажется (ну, либо она просто была такая бесформенная). Все в автозаке вскинулись зафоткать… ан нет :) – нет мобильников.
    Привезли в Тверской суд, а там жизнь! знакомые! адвокаты! Скоро выяснилось, что в ОВД «Метрогородок» всем написали адрес задержания как «Сретенский бульвар» (это где памятники Крупской и Шухову, метро «Тургеневская») вместо Страстного бульвара (Пушкинская площадь). Судьи, которые и так хронически перегружены, а тут им добавили ещё сотню политических, обрадовались и послали нас в Мещанский суд, к которому относится Сретенский бульвар. Нас отвезли туда, потом вернулись обратно за одним забытым человеком, потом всё-таки отвезли на бис. Судья Мещанского суда (а она, понятно, тоже хронически перегружена, а тут ей добавили ещё десяток политических с демонстрации, которая на самом деле была вообще не у неё, а в 2 километрах), наверное, была в восторге. Рабочий день у неё до 18.00, свои родные дела она как раз закончила к 18.30. Дальше были мы.
    А мы с утра сидели в автозаке, кормить и поить нас никто не думал, но, к счастью, у нас уже были передачи, которые мы и доедали, их хватило.
    К этому часу наступил интересный момент – физически мы были задержаны 26 марта примерно в 16.30, в бумагах фигурировала цифра 17.00. По закону без решения суда нельзя задерживать больше, чем на двое суток. Поэтому в 17.00 мы начали требовать от полиции немедленно выпустить нас из автозака: мы изнутри, а наши адвокаты снаружи. Не то, чтобы это оказалось эффективно, но чисто кинематографически приятно было посмотреть, как Кобольд и Илья Новиков, подобно двум осадным машинам, бьют в ворота автозака юридическими формулировками :)

Воздух свободы
    Часов в 18 нас под конвоем завели в здание суда. Паспортов не отдали, вещей не отдали. Я не поленился у каждого из троих полицейских потребовать вернуть мне рюкзак в связи с утратой мной статуса задержанного, а чуть погодя незаметно вышел из здания суда. Тут как раз курил один из полицейских и стоял наш автозак. Это он, кстати:
349
    Я сделал вид, что прошу у прохожих закурить, дошёл в этой роли до угла здания, завернул, ещё раз завернул, в метро – и отправился по своим делам.
    Юридически это означало, что у меня сегодня в суде назначено мелкое – административное – дело, и я раздумываю, ехать туда или у меня есть дела поважнее. Подозреваю, что с точки зрения полиции я, на хер, сбежал из тюрьмы – говорят, они там суетились по этому поводу :)
    Для начала я направился к ближайшему знакомому, чем адрес помнил (хотя и «ошую в вышних» реально хорошая мнемоническая альтернатива). Попросился позвонить и выяснил диспозицию в суде. Судья давала штрафы. Натурально, никто не проинструктировал все суды Москвы для случая, если из-за ошибки в протоколе карбонариев привезут куда-нибудь в Выхино.
    Поразмыслив, я поехал обратно, уже как бы контролируя свою судьбу. На нелегальном положении ощущения оказались предсказуемыми, я думал об этом раньше – у Ремарка где было такое, когда он там на территории Рейха оказывается?
    Попал в прекрасный снежный буран. Сделал пару добрых дел по мелочи :)

Суды-2
    Пришёл к суду, а дверь закрыта – 21.00. Звоню им в домофон, а приставы не верят, что у меня сейчас дело разбирается :) Тут подскочил полицейский (из автозака?), который радостно зачастил: «Это наш, наш, потеряшка!».
    В 21.15. судье всё надоело и она перенесла дела четверых оставшихся на послезавтра. Вернули паспорт и вещи, мы поехали по домам.
    Послезавтра меня признали виновным и выписали штраф на 500 рублей. Это минимальный вариант по той статье – адвокат Илья Новиков неизменно крут, а счастливый случай счастлив.
    Ещё раз спасибо всем, кто нами занимался на воле – пусть это не всегда помогает, но всегда очень поддерживает. Это важно.

Про 1-е задержание, февраль 2014:
http://v-himera.livejournal.com/165929.html



Для сравнения. О восхитительно элегантном случае рассказал мне вчера Керальт:
Какая-то дама решила устроить одиночный пикет (законно без согласования) и встала со своим транспарантом в каком-то ну очень неудобном (не технически, а политически) месте. Стайки полиции кружили-кружили - а придраться не могут. В конце-концов догадались подослать своего человека тоже с транспарантом, быстро линейкой замерили, что между засланным казачком и тёткой меньше положенных 20 метров и забрали за несанкционированный митинг :-) Свинство, но элегантно же! (и, главное, ни один случайный прохожий не пострадал)
Tags: холивар
Subscribe

  • Трезвенькое.

    Тест на способность "дождаться своего мужика" провален с треском. Окончательно вернувшийся к реализму мозг анализирует последние пару месяцев и…

  • Девочка-дебилка "что можно было?"

    А что, можно было просто сказать дружбану "своди меня в театр на то-то", пофиг сколько это стоит, и он сводит? И за это от меня не потребуется ни…

  • А может всё дело в имени.

    Вчера или около надела обратно Тот Самый браслет и То Самое кольцо. Браслет на самом деле не замечаю, а вот кольцо - очень мощная штука по части…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment